Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:35 

Yin
13.11.2009 в 20:17
Пишет Екса:

Сборный живой пост про воспитание Аньки
Апд: Подниму этот пост, потому что буду дополнять. Дополняю и старые пункты тоже! Их выделяю цветом

Когда меня спрашивают, какой системы воспитания я придерживаюсь с Анной, я неизменно оказываюсь в интеллектуальном и моральном тупике. С одной стороны, нужно сесть и экстериоризировать всё узнанное и обнавыченное, с другой, очень сильно искушение ответить чёткой и рубленой фразой rem'a: "Пиздить и не кормить".

Однако всё на самом деле гораздо труднее. Потому что к системе воспитания мои когнитивные особенности имеют уж очень опосредованное и опосредствованное отношение. К этой системе имеют отношение мои личностные особенности, которые, в свою очередь, из огромного количества профессиональной информации в своё время отсеивали то, что мне важно, нужно и вообще обо мне.

И ещё один важный момент. Натужных сознательных усилий по воспитанию анны лично я не прикладываю. И растёт она, по моему мнению, как сорная трава. Но я, конечно, отдаю себе отчёт, что это может быть открытый когда-то мной феномен "субъективной лёгкости достижения".

Но если всё же как-то систематизировать всё то, с чем я подхожу к общению с ребёнком, то можно рассказать вот что.


1. Конгруэнтность и аутентичность

Я считаю, что любая внешняя система воспитания, какой бы замечательной она ни была, будет бесполезна (в лучшем случае) или даже вредна (чаще всего), когда она искуственно внедрена в процесс общения с ребёнком. Нужно отдавать себе отчёт в том, что ребёнок не всегда понимает вербальную информацию, смысл говоримого, но очень чётко улавливает невербалику во всех проявлениях. И если система воспитания противоречит убеждениям воспитателя или его личностным качествам, ребёнок эту ложь выцепит очень быстро. И доверие воспитателю будет потеряно. Система воспитания должна быть системой. И системой естественной.

Кроме того, нужно понимать, что родительство, на мой взгляд, вещь весьма и весьма ресурсоёмкая. Я, пожалуй, сейчас не назову ни одного, столь же пожирающего ресурсы, дела. Родительство, я считаю, требует понимания, осознания и контроля. Понимания, чтоя делаю, осознания того, что я буду делать и уже сдлала и контроля своего поведения с прицелом на последствия оного. И в такой ситуации встраивать искуственную систему, которая тоже будет отжирать ресурсы — это я даже не знаю, кем надо быть. Гигантом, не иначе. А в реальности это очень скоро истощит настолько, что возненавидите и себя, и ребёнка, и педагогов, и психологов, и весь мир.

Вообще говоря, доверие -- это самое главное в процессе воспитания. И это не только доверие ребёнка к родителю, но и доверие родителя к ребёнку.
И если первое -- это базисное доверие, которое уже есть у ребёнка естественным образом, то второе -- это результат личной и личностной работы воспитателя. И если первое легко просрать, то второе очень трудно воспитать в себе.


Так что родитель (то есть Я) должен быть натуральным и искренним, когда он в общении с ребёнком. И всякие воспитательные мероприятия не должны противоречить личности этого самого родителя.
Искренность, естественность, непосредственность.
Ребёнок это оценит сейчас, когда он будет сопоставлять вербалику с невербаликой, а родитель это оценит потом, когда подросток на слово будет верить родителю, что наркотики -- это плохо.

Конгруэнтность и аутентичность автоматически предполагает искренность и честность. Врать, считаю, это вообще последнее дело. Врать ребёнку -- это преступление против себя же. Вот я, кстати, известный враль и сочинитель. И Анна спасает меня от вранья. Потому что с ней я просто не умею быть лживой. В детстве эта правда заключается в том, что "Мама с тобой, мама тебя любит", а потом, в подростковом возрасте это "Я не куплю тебе собаку", "Мне не нравится, что ты дружишь с Имярек".

А ещё, кроме доверия ребёнку, на мой взгляд, очень важно доверие самому себе. И как родителю, и как человеку вообще. Это очень трудно, поверьте мне. Поверьте мне, что я знаю, как это трудно, и что я знаю, о чём говорю. Это трудно, но не невозможно.
Доверие самому себе, на мой взгляд, сродни естественности системы принципов воспитания. Если ты как родитель веришь в свою правоту, в то, что ты делаешь, веришь своей интуиции, своим чувствам, своему разуму, то твои действия оправданны и непротиворечивы в общей ситуации воспитания твоего ребёнка.
Понятное дело, что я сейчас говорю о нормальных вещах, а не об оправданности, к примеру, насилия, если родитель верит себе в этом вопросе. Я говорю о базовых вещах: доверие своим чувствам, например, в оценке каких-то воздействий на ребёнка. Доверие своей интуиции "я считаю, что это плохо/хорошо для ЖКТ ребёнка".

Да что там говорить, доверие к себе — признак здорового человека, умеющего жить в мире с собой. Что-то я не очень часто видела несчастных детей у родителей, которые живут в мире с самими собой.

Конгруэнтность и аутентичность предполагает сообщение о том, что я чувствую. И сообщение это не в стиле "Ты делаешь мне больно", "Мне плохо из-за тебя", а "Мне сейчас больно", "Мне грустно", "Я очень рада". С самого детства Анна получает от меня обратную связь: "Аня, мне больно", "Аня, я сейчас очень злюсь", "Аня, у меня приступ неконтролируемой нежности". В итоге мы имеем то, что имеем. Ребёнок очень чётко понимает, что такое больно, и тут же прекращает свои действия по нанесению болевых ощущений. Смешно, но это не работает с бабушкой, которая периодически заявляет что-то типа "Ты меня обидела".

2. Последовательность

Последовательность -- основное последствие честности.
Ребёнок для своего же блага, для своего же здоровья должен жить в предсказуемом стабильном мире. И мама -- первый элемент этой стабильности.
Пообещала -- выполни.
Пообещала наказать -- наказывай. Не можешь наказать -- не обещай.

Последовательность -- это не только сдерживание слова. Это ещё и режим дня, режим питания и вообще режим.
Вот тут мне было сложно, потому что я -- символ отсутствия какого бы то ни было режима. Но потом, знаете, втянулась. И это оказалось таким кайфом -- жить по режиму. Я же говорю, Анна -- мой спаситель.

Последовательность — это логичность происходящего. Иногда Анна, понятное дело, в силу специфики развития, неспособна уловить все взаимосвязи между событиями. Мне нетрудно ей пояснить.
Пример: мы идём к светофору, скоро загорится зелёный для пешеходов, я понимаю, что мы на него не успеваем, а стоять на светофоре не очень люблю. Поэтому замедляю шаг. Замедляю шаг, чтобы пройти на зелёного человечка, который вот-вот загорится. Нелогично же, да? Пока не объясню Ане, почему замедляем шаг: чтобы не стоять на светофоре, чтобы не спеша пройти по свежезагоревшемуся человечку, — нелогично. А так, логично и последовательно.

Вот ещё один момент, который я связываю с последовательностью. Количество повторений.

Может, конечно, я и неправа, но я точно знаю, что права. Количество повторений снижает ценность произносимого. Зачем убирать игрушки, например, по первой просьбе, когда их последует ещё штук сто? Потому, если речь идёт об инструкциях, я повторяю не больше трёх раз.
А если инструкции сложные? — спросите Вы. А я не даю сложных инструкций! Об этом ниже.

3. Понимание того, что я меняю свою старость.

Анна -- это тот мир, который я создаю, это тот человечек, который определит мою беспомощность. Простое понимание этого удерживает меня от моих собственных капризов. Ибо капризы эти я не хочу получить тогда, когда я буду старая вредная старушонка. А получим мы даже больше, чем отдали — проверено!

4. Отсутствие пиетета.

Пиетет перед ребёнком, считаю, -- верный путь к жертвенности.
Ребёнок -- это, конечно, чудо жизни и прочие великолепные радости, но он всего лишь человек. Поклоняться ему как божеству полагаю вредным.
Уже на третьем году жизни появляются все эти "Не хочу, не буду", а пиетет мешает объективно воспринимать такую ситуацию. Да, есть "не хочу" и "хочу", которые ценны и обязательны к принятию ("Не хочу тебя целовать, мама!"), но есть "не хочу" и "хочу" из принципа, автоматические и просто вредные ("Не хочу убирать за собой игрушки!"). Критическое отношение к ребёнку позволяет это отделить. Мне, во всяком случае.
Пиетет, кроме того, очень часто идёт рука об руку со страхом. Бояться своего ребёнка? Или бояться сделать что-то не так? Первое -- это вообще за гранью (хотя, весьма распространено). Второе -- нормально, мы ведь тоже люди, со своим правом на ошибку и способностью эту ошибку признать.

Кроме того, я также в этом абсолютно уверена, пиетет и, как следствие, отсутствие объективности, довольно серьёзно разрушают отношения между родителями и детьми и личности и тех, и других. Поясню на утрированном примере. Даже на двух.
Как вы, наверное, знаете, путь любого серийного маньяка довольно хорошо изучен. И, более того, выделены основные закономерности. Например, начал с экспериментов над мухами, потом умучал кота, потом издевался над слабыми и беззащитными, потом поджог бомжа, потом начал убивать и объекты своей серии.

Вот субъективность восприятия ребёнка помешала родителям помочь ему ещё на этапе животных. А помочь можно было. Но, конечно, наш мальчик таким никогда не станет, это происходит с кем-то другим, у нас всё иначе.

Я понимаю, да, это очень утрированный пример. Сейчас ещё один, а потом к практике.

Была как-то на консультации мама 4-хлетнего пацана. ребёнок ходил по подъездам и считал квартиры. Вообще, счёт очень любил. Когда не спал и не считал квартиры, рисовал клеточки, куда вписывал цифры по порядку. Считал до 10 000, "дальше просто страшно" (слова самого мальчика). В комплексе с фотографической памятью и словотворчеством типа "рыбий язык", ребёнку нужно было настоятельно и срочно к психиатру. Но мама не могла объективно воспринимать его, мама была уверена, что это такая милая особенность ребёнка.

Кстати, не всегда родители не могут воспринять что-то негативное. Нередко встречалась и с субъективным отрицанием позитивного в ребёнке: "Он у нас таким слабым родился, болезненным, не может он хорошо бегать, не отдадим его к вам в секцию, а ваши замеры — ошибка".

Что касается объективности в восприятии Анны. Мне очень трудно. Очень-очень. И я, боюсь, из тех, кто игнорирует позитивные аспекты. Например, я не верю, что она хорошо воспитана. Но это, кажется, игнорирование собственных достижений. Борьба с субъективностью у меня постоянная. Я прислушиваюсь к тому, что говорят другие люди об Анне, задумываюсь, сравниваю со своими оценками. Я не призываю вас и не стараюсь сама, доверять оценкам окружающих и не доверять своим. Я, скорее, за то, чтобы прислушиваться к другим и делать выводы. А при сомнениях, показывать специалистам, чтобы они помогли с объективной оценкой.

У меня так с весом Анны. Как понимаете, мне бы не хотелось, чтобы она была толстой. И я действительно тревожусь по этому поводу. Поэтому, при возможности, уточняю у специалистов, всё ли нормально у Анны с соотношением вес-рост-возраст. Ну да, крупновата-высоковата-тяжелокостна для своего возраста. Это объективный факт. К которому я отношусь субъективно. кстати, нам пора записаться на танцы! :)


5. Личный пример.

Любые воспитательные воздействия сходят на "нет" (в лучшем случае), а в худшем, так и наносят непоправимый ущерб*, когда они не подтверждаются личным примером. Я могу хоть тыщу раз сказать Анне, что худые барышни -- это хорошо, но она мне не поверит, глядя на меня.
Можно хоть убиться об стену, повторяя, что курить -- здоровью вредить, но вы разрушите свой авторитет в секунду, когда ребёнок увидит (а он обязательно увидит) вас курящим.

Личный пример во всём принципиальном -- это для меня принципиально. Уборка, поддержание чистоты, аккуратность, пищевое поведение, туалетное поведение, общение с детьми на площадке, общение со сверстниками. Пока так.

*) Основа данного утверждения в том, что для ребёнка витально необходима стабильность окружающего мира. Эта стабильность на первых этапах обеспечивается значимыми взрослыми (в норме -- родителями), в том числе и соответствием слов реальности. Это закладывает основу авторитета родителя, когда его слова "не расходятся с реальностью".

Так что либо молчать, либо подтверждать свои слова личным примером. Иных вариантов я не вижу.

6. Тактильный контакт

Я физически не могу отказать ребёнку в тактильном контакте. Мне очень приятно гладить, целовать, нюхать Анну. Я очень часто мою её не мочалкой, а ладонями, я обязательно глажу её, целую, обнимаю. Эти физические поглаживания сейчас важны для развития сенсорной и эмоциональной сферы. И ещё это очень приятно.

7. Чёткость и однозначность инструкций.

Помню, ещё в институте, при изучении процесса составления тестов и опросников, В.П. Серкин раз тридцать повторил фразу: "Инструкция должна быть чёткой и однозначной, так, чтобы не было иных вариантов её интерпретации. Как штепсель и розетка: когда их видишь одновременно, вариантов их использования остаётся предельно мало".

К слову, это очень трудно, потому что даже у меня есть привычка говорить в стиле:
— Пойди ну вот туда, где стеклянная, и там в такой пластмассовой будет такая вот.

Всегда меня раздражало это в маме. Потому у меня с подросткового возраста стиль инструкций (да по тому же поиску предметов) такой:
— Ну там... (пауза, во время которой я в уме формулирую чёткую инструкцию)... В кухонном шкафчике со стеклянной дверцей, в пластмассовой коробке с лекарствами серебристый блистер с надписью "Кетанов".

Что касается общения с Анной, то те задания, которые я ей даю, и бытовые, и учебные, я предварительно формулирую в голове, чтобы ребёнок понимал, что от него требуется. Важно также понимать, что ребёнок не сразу способен удерживать в голове несколько инструкций одновременно, и уж тем более выполнять их, контролируя свою деятельность. Потому задание будет выполнено эффективнее, если оно будет разбито на этапы и предъявлено постепенно:
— Давай нарисуем снеговика... Какого цвета снеговик?.. Если снеговик синий, то какого цвета карандаш нужно взять?... Нарисуй голову снеговика... Лицо...

Выглядит как общение с дебилом? Возможно. Но зато уже к трём годам Анна способна выполнить задание со сложной, многоходовой инструкцией:
— Пойди на кухню, выброси коробочку из-под сока, положи ложку в раковину, вытри руки полотенцем.

Со временем инструкции будут сворачиваться, но для того, чтобы они удачно свернулись, и человек адекватно реагировал, к примеру, на просьбу "Сделай уборку в комнате", необходимо сначала объяснить все этапы уборки: от того, какими тряпками пользоваться, до последовательности действий.

Очень помогает в этом комментирование своих действий. Вот, например, печём мы пирог с Анной. Она стоит рядом на стульчике, я читаю ей рецепт сначала, потом подхожу к холодильнику и рассказываю, какие продукты я, согласно рецепту, достаю из него, в каком количестве. По ходу действия, конечно, рассказываю всякие хитрости, например, про взбивание яиц комнатной температуры. Или про щепотку соли при взбивании яиц.
Вот вам и общение, и передача опыта, и закладывание основ кулинарного дела, и закладывание основ для свёрнутых, автоматических корректных действий.

Самым вредным, к слову о чёткости и однозначности инструкций, считаю поведение в стиле:
— Надень носки (не поглядев, надел ли ребёнок носки, или, что ужасно, передумав последовательность действий)... нет, надень брюки.

В таких повторяющихся условиях ребёнок предпочтёт сидеть на попе ровно: вдруг взрослый ещё раз передумает; ну или пусть сначала решит, чего надо, а потом уж ребёнок подумает, делать ли это.

Я такое наблюдаю в поведении Анны с бабушкой. У бабушки сто пятниц только по четвергам, за всю неделю я даже боюсь говорить. Потому Анна её инструкции банально игнорирует.

Так что, по своему опыту, осознавание того, чего вы хотите от ребёнка, чёткая и однозначная формулировка, основанная на реальном поведении ребёнка, довольно серьёзно помогают ребёнку усвоить сложные деятельности и затем справляться с ними самостоятельно и эффективно.
А подспорьем является комментирования любых сложных деятельностей родителя: от уборки и гигиены до кулинарии и творчества.

8. Положительные подкрепления и положительные инструкции.

Опять же, чистой воды бихевиоризм: отрицательное подкрепление (наказание, или окрик "Не ходи!") действует следующим образом: ребёнку сообщается, чего делать нельзя, часто очень ситуативно, то есть в этих условиях нечто при этих людях делать не нужно. Но, тоже очень важно, ребёнку не даётся информации о том, что же делать нужно и правильно.

Другими словами, необходимо подкреплять желаемое поведение и вместо запретов (или вместе с запретом, если уж на то пошло) говорить о том, что делать нужно:

— Анна, не беги, иди пешком/медленнее.

Я выбрала следующую стратегию: хвалю за желаемое поведение, рассказываю конкретно, что именно мне понравилось в Анином поведении.
— Спасибо тебе большое, что помогла мне протереть плинтуса. У тебя это получилось так чисто и аккуратно, гораздо лучше, чем у меня. Мне очень радостно, что ты мне помогаешь. И я просто счастлива, что ты сама спросила у меня, что тебе делать, как мне помочь. Ты просто молодец сегодня. Я очень довольна.

Негативное поведение не игнорирую, но рассказываю, как я себя чувствую, когда Аня ведёт себя "нежелательно".
— Аня, я очень разозлилась, что ты не сказала, что хочешь писать и написала в штаны. Разозлилась именно потому, что не сказала, а не потому что описалась. Разозлилась потому, что мы с тобой договорились, что ты скажешь, а ты не сказала, не сделала то, о чём договорились.

Можно, наверное, подумать, что Аня слишком мала для таких разговоров, но, смею вас уверить, она всё прекрасно понимает. И делает всё, что в её силах, чтобы регулировать своё поведение.

Итак, ребёнку нужно сообщать варианты желательного поведения: "иди медленнее", "положи нож на стол", "разверни карандаш остриём от себя" и проч.
Я хвалю за то поведение, которое считаю "правильным", делая акценты на особенно удачных моментах и своих эмоциях по этому поводу и я рассказываю об эмоциях относительно "неправильного" поведения, объясняя, что именно вызывает во мне такие эмоции.

Да, это нелегко, особенно, когда речь идёт про варианты желательного поведения. Проще и привычнее крикнуть "Не держи так карандаш", "нож брать нельзя". Но проще, для меня, не означает полезнее.

9. Внутренний локус контроля

О, это просто больная мозоль.
Неперенос ответственности. Часто ли вы слышали, как родители говорят запнувшемуся о табуретку малышу:
— Ай, какая плохая табуретка, давай её отругаем, она помешала малышу пройти!

Я вот частенько. А потом начинается: Училка виновата, она меня не любит, мне оценки занижает, друзья виноваты, они мне сигарету подсунули, начальство виновато, оно придирается. Все вокруг виноваты, один я стою в белом пальте красивый.

Нет, Анна, не кружка тебя облила, а ты быстро кружку схватила, повернулась и облилась из кружки.
Нет, Анна, не пузыри удачные, а ты очень хорошо и медленно их выдуваешь, потому они получаются такие красивые.

Перед тобой, Анна, целый новый мир. И всё, что с тобой произойдёт — твоя заслуга.

10. Автономность

Очень важно, на мой взгляд, понимать, что ребёнок -- не только отдельный организм, уже не связанный с мамой пуповиной, но и самостоятельный и имеющий право на эту самостоятельность.

Анна имеет право радоваться, когда мне грустно. Она имеет право грустить, когда я скачу как сумасшедшая. Она имеет право думать, что Лунтик интересней Смешариков в полном составе.
Единственное "делай как я" возможно в ежедневном поведении как примере для подражания, но не инструкции" только так, а не иначе".

Ребёнок -- это не моя часть. Это часть семьи. Я тоже часть семьи. Мы автономные и самодостаточные части.
Нет никакого "мы покакали".
Она -- автономная самостоятельная и цельная личность.
Это, кстати, естественное для ребёнка и человека состояние. А вот зависимость -- неестественное.

Она -- совершенно отдельный человек. И это для меня -- самое чудное чудо.

Что бы ни происходило в моём детстве, детство Анны -- другое. есть общие закономерности. Но даже они преобразуются в конкретных условиях конкретной личностью.
Поэтому проецирую я с осторожностью. Если я в детстве любила пюре, не факт, что Анна его любит (ага, что-то не любит). Потому и не пытаюсь её накормить этим самым пюре (как это делает бабушка. мол, ну ты же в детстве так любила пюре!).

Грустно, конечно, это осознавать, чего уж там, но она автономна.


Продолжение будет

URL записи

@темы: воспитание, дети

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Психология на каждый день

главная