Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: гендер (список заголовков)
14:54 

Yin
04.06.2012 в 05:23
Пишет Итицкая сила!:



Я сегодня читала всякое по теме "ненависть к бабам в интернетах", и попалась интересная статья. Статья о том, что в интернеты просто сливается вся фрустрация, которая копится у мужчин в современном мире и которую они в реале не показывают. А причины фрустрации - чувство глобального наебалова. Мол, с детства им внушали одно, а в жизни все оказалось совсем по-другому.

Автор (мужчина) выделил пять пунктов:

5. Общество пообещало им красавицу в награду.



В сказках, фильмах, комиксах - главный герой вознаграждается красоткой. Когда Хэн Соло стал популярнее Люка Скайвокера, Лукас принял решение передать Лею ему, хотя изначально она "полагалась" Люку. Исключение - Роулинг, которая отдала красотку Гермиону Рону, но при этом Рон весь испереживался, что ее вернут тому, кому она должна принадлежать "по сценарию.

Во всех случаях сама красотка, ее предпочтения, ее прошлое в этих историях - не играют никакой особой роли.

Когда ожидание такой награды внушается с детства, взрослый мальчик впадает в ярость, когда не получает обещанного. Красотки, которые сами решают, с кем быть, вызывают у него агрессию - его обманули.

читать дальше

URL записи

@темы: гендер

16:21 

Yin
ЛГБТ и психотерапия

17.04.2015 в 13:10
Пишет .molnija.:


1. Стоит ли говорить о другом поле/гендере/ориентации, если тема консультации не связана с ЛГБТ?
Мое мнение: да.
читать дальше

2. Что может означать путаница (он/а; юноша/девушка) в словах специалиста?
Мое мнение: есть целых три варианта.
читать дальше

3. ЛГБТ-клиент: не «трудный», а «удобный»
Мое мнение: ЛГБТ-клиент в среднем обладает теми качествами, которые повышают шансы на успешные изменения.
читать дальше

4. Интервьюирование ЛГТБ-клиента
Мое мнение: тема ЛГБТ задает особо высокие требования к дифдиагнозу.
читать дальше

5. ЛГБТ - особенности терапии
Мое мнение: если мы говорим о терапии, то, хотя здесь есть нюансы, мы все равно столкнемся с общими для всех проблемами.
читать дальше
_______________________________
По итогам 5 постов по теме:
читать дальше


URL записи

@темы: терапия, гендер, ЛГБТ

10:18 

Yin
О.Н. Павлова. Истерическая семиотика женского в клинике современного психоанализа


Аннигилирование истерии: болезнь, ставшая призраком

Истерия по праву рассматривается как стартовая площадка, отправная точка эволюции психоаналитических идей, и в продолжение многих исследований, посвященных данной теме, мне хотелось бы поразмышлять об этом феномене человеческой души, который все еще хранит в себе немало загадочного и неуловимого.
В наши дни истерия как диагноз утратила свою былую значимость, став значительно менее распространенной, чем в давние исторические времена или в эпоху жизни и деятельности З.Фрейда. Можно сказать, что она превратилась в болезнь-призрак, поскольку оказалась даже устраненной из Международных классификаций психических заболеваний (последнего издания DSM – IV - R ). Тем не менее, каждый клиницист не станет отрицать, что истерия по-прежнему существует, и ее проявления мы можем достаточно широко наблюдать в клинике. Болезнь человеческой психики, имеющую документированную историю продолжительностью около четырех тысяч лет, – истерию – дисперсировали и фрагменты ее растащили по разным диагностическим категориям. Указывая этот внушительный временной отрезок, я имею в виду папирус Каун – самый древний папирус в области медицины, время появления которого относится примерно к 1900 г . до н.э. и где дается описание нарушений самочувствия, связанных со смещением матки, в позднейшее время названных истерическими проявлениями. Уже сто лет назад Пьер Жане, видимо предчувствуя это предстоящее во времени категориальное аннигилирование истерии, вступил в борьбу за сохранение данного термина и стоящих за ним психических – как патологических, так и нормальных – особенностей и проявлений. Так, например, он писал: «Слово “истерия” следует сохранить, несмотря на то, что его первоначальное значение сильно изменилось. Сегодня его будет очень трудно осовременить, и воистину оно имеет такую великую и прекрасную историю, что будет болезненным от него избавиться» ( Жане, по Шапира Л.Л., 2006, с.7 ).
Я целиком разделяю это мнение, и хотела бы здесь обсудить, какие же трансформации мы можем наблюдать в прочтении истерии сегодня? Какими должны быть клиническое описание и понимание истерического склада сегодня? Я хотела бы также обратить внимание на то, что буду рассматривать этот феномен под определенным углом зрения - как специфическое проявление женской души, и условно назову его « женским истерическим» . И тогда наши вопросы примут более определенный характер, а именно: как встроено «истерическое» в женскую душу, если, говоря словами современного философа Вадима Руднева, «истерическая семиотика – эмоции и желания – традиционно считается женской» ( Руднев , 2006, с.107). Иначе говоря, как соотносится « женское» и истерическое в пространстве женской души? Если между тем и другим началами существует взаимосвязь, то какова она? Все ли женщины – «истерички», как их довольно часто именуют мужчины? Что значит быть женщиной, будучи истеричкой? Как обычно в психоанализе, вопросов возникает значительно больше, чем находится на них ответов.
«В ХХ веке поведение, заключающееся в «жалобных причитаниях» и «заламывании рук», окружающие встречают не просто без симпатии, а даже с отвращением… Падающие в обморок леди викторианской эпохи также не в состоянии побудить к себе ни малейшей симпатии у своего социального окружения… Таким образом, истерия, по существу перестала вознаграждать человека. Заботливое внимание, которое веками чувствовали к себе истерические женщины, в ХХ веке уступило место бесчувственному безразличию…» ( Veith ,1965, pp .273) Историк медицины Ильза Вейс, цитату из книги которой я привела, убеждена, что истерия «адаптировала свои симптомы к идеям и моральным нормам каждого общества; при этом предрасположенность к истерии и ее основные характерные черты остались более или менее неизменными» ( там же , pp . 225 ).
Как очевидно, я не первая и не последняя, кто питает сегодня интерес к истерическим проявлениям человеческой души, и надеюсь, что смогу добавить некоторую толику знаний к тому, что уже было сказано ранее и другими. В своих размышлениях я отталкивалась от работ и исследований, проведенных не только в русле психоанализа, но и от философских текстов В.Руднева, Ю.Кристевой, М.Фуко, Ж.Делеза и Ф.Гваттари и др. Большое влияние на меня в этом вопросе оказали также мифы и сказки. Помимо прочего, мне показалось вполне современным и созвучным моему пониманию яркое и рельефное описание истерии, данное К. Ясперсом в его докторской диссертации «Общая психопатология», написанной почти 100 лет назад ( Ясперс , 1997, с.538-539).
Обозначу некоторые основные моменты того видения, в котором для него выступал профиль истерической личности. В душевном функционировании истерического характера К.Ясперс выделяет один фундаментальный признак. По его мнению, люди подобного склада вместо того, чтобы принять себя такими, какие они есть («я такой-то человек с такими-то возможностями, которые мне присущи и которыми я ограничен»), значительно преувеличивают собственное значение не только в своих глазах, но и, особенно, в глазах окружающих. Истерическая личность непременно должна вместить в себя больше переживаний, нежели это допустимо с учетом ее потенциала. Место подлинного, неподдельного переживания занимает вымученное лицедейство, переживание, как бы навязанное себе самому. При этом истерик живет внутри своей драмы, а не «вымучивает» переживание, намеренно привлекая к этому работу сознания. Остальное, с точки зрения Карла Ясперса, вытекает из вышеприведенного условия уже как его следствие: требование экстраординарных переживаний, отсюда – погоня за столь же сильными стимулами; ощущение себя несчастным и осознание собственной пустоты, когда истерик неожиданно лишается всеобщего внимания; использование болезни и роли страдальца в ситуации неуспеха. Истерическая личность бросается в крайности: либо предается самообвинениям, либо, используя любые средства, принимается доказывать другим и себе свою исключительность. Постоянный обман и самообман – одна из наиболее характерных черт истериков, что в разной степени приводит к утрате осознания собственной реальности и переходу к фантазийному существованию.
Вот такой демонстративный личностный фон мы имеем безотносительно к полу. И именно так живет и существует, пробираясь через сооруженные ею самой эмоциональные и событийные «буреломы» и «засеки», истерическая женщина. Такой мы узнаем ее, когда она приходит к нам на встречу и исповедуется о себе. Но самого главного о ней мы еще не сказали. Отвечая на вопрос, что имеется в виду под «самым главным», использую поэтическую метафору Ильзы Вейс: «Через весь запутанный клубок истории истерии красной нитью проходит сексуальность » ( там же , pp .225). Что же происходит с женской сексуальностью в истерическом контексте?


читать дальше

@темы: гендер, истероид

12:58 

Работа с насильниками, совершающими инцест: оправдания, оправдания, оправдания

Yin
Оригинал взят у [info]tuda_i_obratno в Рич Сноудон «Работа с насильниками, совершающими инцест: оправдания, оправдания, оправдания»


Кто насилует собственных детей? Что это за мужчины? «Извращенцы… Психи… Неадекватные мужчины… Психопаты… Монстры». Это сказал один мужчина на улице, и до недавнего времени я бы сказал то же самое, до того, как я вызвался вести психотерапевтическую группу для таких мужчин. Я был готов к встрече с монстрами: с этим бы я справился. Но я был совершенно не подготовлен к тому, кем они оказались на самом деле.

Когда я впервые вошел в комнату для психотерапии, я не мог даже открыть рот, чтобы поздороваться. Я занял свое место в их круге и сел. Когда они начали говорить, то я невольно был поражен тем, что они все были обычными парнями, обыкновенными работающими мужчинами, ничем не примечательными гражданами. Они напоминали мне тех мужчин, среди которых я вырос. У Боба была такая же манера шутить, как и у моего капитана скаутов; Питер казался таким же сдержанным и авторитетным, как и мой священник; Джордж был банкиром, членом пресвитерианской церкви и отличался такой же щепетильной вежливостью, как и мой отец; и наконец, хуже всех был Дейв, к которому я потеплел с самого начала – неожиданно он напомнил мне меня самого.

читать дальше

@темы: гендер, изнасилование, инцест, насилие

12:20 

Yin
24.08.2014 в 17:34
Пишет Легионер в отставке:

Война и мир
Originally posted by [info]evo_lutio
at Война и мир

Хочу вынести из комментариев один вопрос, чтобы ответить подробней.

"читаю вот по долгу службы "Геополитику" Старикова, автор там делает кое-какие выводы, хотела поделиться с вами. На ваш взгляд, применимы ли они к межличностным отношениям? Мне кажется, в какой-то мере да

"Главная и единственная суть мировой политики – это борьба за ресурсы и за контроль над ними. Все остальное – лишь методы и формы этой бесконечной и непримиримой войны.

Хочешь быть свободным, хочешь безопасности – будь сильным. Все предельно просто.

Многие века политики действовали «на ощупь», понимая несколько основных постулатов.
1. Ресурсы всегда ограниченны.
2. Если ресурсы не контролируют белые, значит, эти ресурсы будут в распоряжении черных (или других цветов в том спектре четырех-пяти-шести игроков, что имеются всегда). Ничьих ресурсов не бывает.
3. Задача любого игрока – сохраняя контроль над имеющимися у него ресурсами, попытаться взять под контроль чужие ресурсы и заставить их работать на себя.
4. Существуют географические точки, которые являются ключевыми для достижения вышеуказанных результатов"
"

Я ответила, что те же самые принципы работают и в личных отношениях, однако, мне хочется остановиться подробнее на нюансах этой "войны".

читать дальше

URL записи

@темы: evo_lutio, гендер, отношения, ресурсы

12:14 

lock Доступ к записи ограничен

Yin
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

15:31 

Yin
СОЦИАЛЬНОЕ КОНСТРУИРОВАНИЕ ГЕНДЕРА КАК МЕТОДОЛОГИЯ ФЕМИНИСТСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ 1


Задача данной главы заключается в том, чтобы представить социологические основания одного из феминистских подходов, получившего название теории социального конструирования гендера.

Сначала данный подход будет рассмотрен как феминистская критика эссенциализма в интерпретации полов и как когнитивная практика феминистского движения, затем будут проанализированы его теоретические основания и основные положения.


Социальное конструирование гендера как феминистская критика

В «Энциклопедии феминизма», опубликованной в 1986 году, социальный конструктивизм определяется в самом общем виде как “представления, что статус женщины и кажущееся естественным различие между мужским и женским не имеют биологического происхождения, а, скорее, являются способом интерпретации биологического, легитимным в данном обществе» (Tuttle 1986: 305).

читать дальше

@темы: Гендер, Феминизм

21:05 

Yin
18.10.2013 в 23:10
Пишет rio-abajo-rio:

Эволюшио вносит лепту в интересовавшую нас тему полигамии\моногамии самцов!:super:

Оригинал взят у evo-lutio в Полигамия и ревность
Когда говорят о том, почему полигамное поведение более свойственно мужчинам, чем женщинам, приводят невнятные доводы из серии псевдодарвинизма. Якобы генетическая задача самцов оплодотворить больше самок, и поэтому полигамия вписана в их генетический код. Или что-то вроде: самки отвечают за качественный отбор, а самцы - за количественный. Все эти доводы не выдерживают никакой критики. В природе есть полигамные и моногамные виды, но нет видов, где был бы полигамен самец и моногамна его самка. Полигамность или моногамность свойственны виду в целом. С отбором тоже все не так просто. Известно, что конкуренция самцов происходит не только на этапе доступа к самке, но и на всех этапах оплодотворения. Чем больше спермиев различных самцов попало в детородный орган самки, тем больше шанс, что в конкурентной борьбе победит лучший биологический материал. Именно поэтому полигамные самки в природе спариваются со многими самцами, а у самцов существует множество уловок для эффективной конкуренции на всех уровнях, например у многих видов самец старается запечатать специальным материалом отверстие самки после полового акта, а, встретив уже запечатанную самку, вскрыть ее специальным приспособлением.

читать дальше

URL записи

@темы: Гендер, Эволюция

15:40 

Yin
О феминизме (c) evo_lutio


Хотя мое намерение перенести старые и новые тексты о психологии на другую площадку в силе и я готовлю необходимый материал, в жж у меня остался кое-какой долг по отношению к феминизму.

За мной тянется длинный и мистифицированный шлейф старых дискуссий о гендерном неравенстве, в которых я принимала участие.

К сожалению, вскрывая механизмы неравенства, я, как и многие мои предшественницы, куда более авторитетные и компетентные, чем я, столкнулась с проблемой, которую можно описать словами из известной песни о классовом неравенстве «пусть ярость благородная вскипает как волна, идет война народная, священная война». Эта ситуация помогла мне увидеть и рассмотреть во всех красках феномен, о котором раньше я имела достаточно смутное представление. А именно. Есть прямая связь между констатацией личностью страданий и ее экстернальным локусом контроля (когда во всем обвиняется внешний враг). Люди с внутренним локусом контроля субъективно страдают намного меньше, не думают о страданиях, не фиксируют внимание на них, а люди, у который локус контроля внешний, всегда готовы откликнуться на описания любой несправедливости и найти ее в своей жизни в увеличенном масштабе, а потом обсуждать и обсуждать, наращивая обиду.


читать дальше

@темы: Враги, Гендер, Токсичные идеи, Феминизм

23:59 

Yin
evo_lutio: Эдипов ад для "нетаких"


У Фрейда было много гениальных прозрений, но кое-что важное он дописать не успел, или не захотел, или постеснялся. А скорее всего, в силу своего патриархального, фаллоцентричного и мизогинного сознания, не рассматривал как проблему. Вот эдипов комплекс он как проблему рассматривал, то есть четко и ясно видел, что маленький мальчик в патриархальной семье оказывается в очень сложной, а точнее катастрофической ситуации: мать, с которой он, соответственно своему возрасту, ощущает симбиотическое единство, которая для него – Все, от слова Вселенная, источник благ и удовольствий, тепла, комфорта и молока, принадлежит Чудовищу. Да, именно так, как об этом сообщают сказки, эти летописи коллективного бессознательного: любимую утащил Змей-Горыныч, унес Кощей Бессмертный, захватил Людоед... а Крокодил Солнце красное украл.

Кто есть отец в патриархальной семье? Существо могущественное и грозное, малословное, большое и сильное, появляющееся ближе к вечеру, грубым басом окликающее мать или хватающее ее огромными лапами, а чаще просто ожидающее, что мать сама кинется навстречу и своего мальчика потащит, возбужденно тряся его и шипя: «поцелуй папу, ну-ка быстренько, поцелуй». Часто Чудовище недовольно, что по комнате раскиданы игрушки, и тогда маленький мальчик замирает от страха. Маму он не боится, а папу очень, мама знает это и часто пугает его: «убирай игрушки, а то папа придет» или «посиди тихо, а то я не успею приготовить папе ужин». Впрочем, Чудовище бывает и в хорошем расположении духа, тогда оно хватает мальчика на руки и подбрасывает к потолку, чтобы сначала напугать до полусмерти, а потом поймать сильными руками, смотри, дескать, малыш, какой я могучий, со мной не пропадешь. Некоторым мальчикам особенно не везет, потому что их Чудовища приходят домой пьяными, скандалят и бьют мать, а так же любят воспитывать самого мальчика, чтобы рос мужиком, а не неженкой. Другим мальчикам везет больше, их Чудовище доброе и ласковое, приносит игрушки, но все равно большое и грозное, а главное мать, как ни крути, принадлежит ему. Принадлежит как имущество, подчиняется как слабый сильному. Это то, что Фрейд понимал отлично, несмотря на весь свой фаллоцентризм: база для формирования психики мальчика – это эдипов конфликт, то есть ужас перед отцом, ненависть и ревность к нему, шизоидная потребность в идентификации с ним, чтобы было не так страшно, чтобы получить хотя бы маленький шанс выжить в неравной схватке. Не будь гендерной иерархии, мальчик не видел бы, что отец сильнее матери, что он доминирует, что мать трепещет перед ним, юлит, заискивает, что она в его присутствии становится женственней, слабей, покорней, не слышал бы властных интонаций в словах отца, обращенных к матери, не сталкивался с постоянной демонстрацией его силы. В таком мире мальчику было бы спокойно: на все время симбиоза с матерью он был бы избавлен от ужаса и ненависти, он воспринимал бы отца как дополнительную няньку, не соперника, не хозяина своей Вселенной, а просто друга, близкого родственника, с которым мать говорит на равных. Не было бы никакого эдипова конфликта, ревность к отцу была бы меньше, чем даже ревность к братьям, поскольку к старшим братьям обычно не ревнуют, это было бы нормальным стимулом для постепенной сепарации, осознания, что мать – отдельная личность, на которую ни у кого не может быть собственнических прав. Но у патриархального мальчика полноценной сепарации от матери не происходит никогда, ведь он видит на примере отца, что мать отцу принадлежит, поэтому и сам навсегда остается в сладострастных притязаниях собственника. Все детство, пока мальчик маленький, и даже позже, пока он подросток, его душу разрывает эдипов конфликт: страх и боль, чувство вины перед отцом за свою ненависть, обида на мать за то, что она не может его защитить, за то, что она подчиняется и принадлежит отцу, целый комплекс амбивалентных чувств, которые и формируют «настоящего мужчину», существо, которое может выжить в эдиповом аду только в одном единственном качестве – само превратившись в Чудовище, став наглым, самоуверенным, грозным и доминантным, и только тогда получить право на господство над женщиной, своей символической матерью, получить ее как трофей, как законную рабыню в подтверждение своей мужественности. Не сумев стать настоящим мужчиной, мальчик рискует навсегда остаться малышом в глазах других мужчин, инфантильным ублюдком, только в отличие от отца-Чудовища, который хоть и внушал страх, но все-таки заботился о малыше, чужие Чудовища обязательно его сожрут. Именно поэтому для мальчика нет выбора, кроме «быть или не быть», и любой здоровый мальчик, конечно, выбирает - быть.

@темы: Гендер, Фрейд

17:33 

Yin
06.01.2014 в 10:54
Пишет Janosh Falk:

Отказ от гендерной бинарности, не означает, как это думают многие, отказа признавать различия между мужчинами и женщинами и вовсе не означает стремления считать всех людей одинаковыми. И чтоб мужчины тут же стали как женщины, а женщины - как мужчины. Это диллетантская и очень инфантильная, напуганная позиция. Отказ от гендерной бинарности, означает признание того факта, что различий между людьми, в сотни раз больше, чем только м и ж. И что каждая женщина отличается от любой другой женщины, так же сильно, как она отличается от мужчины, и как один мужчина отличается от другого мужчины. Отказ от гендерной бинарности подразумевает принятие того факта, что строение половых органов играет далеко не первую и далеко не единственную роль в формировании личности. И что нет абсолютно общих личностных и психологических параметров как для всех вообще женщин, так и для всех вообще мужчин. Не существует настоящих женщин и настоящих мужчин как выделенной элитной категории. И собственная настоящесть, вне зависимости от того на что опирается идентификация, на пол ли, роль, или что угодно еще, не требует доказательств и подтверждения. А значит пресекает возможность множества манипуляций со стороны окружающих. Вот эта невозможность манипулировать в таком случае, и необходимость относиться к каждому человеку как к человеку, а не как к функции обусловленной его половыми органами и пугает тех, кто так боится идеи о таком будущем.

URL записи

@темы: Гендер

23:45 

Yin
10.10.2013 в 16:32
Пишет Запасной аэродромчик:

И еще о проживании субъектности
Люди, родные мои, мне выносят моск фразы типа:

Есть разница в разных требованиях - от мальчиков в целом требуют больше субъектности и сильно стыдят за объектность (не всякую, понятное дело), ставят перед мальчиком "мужской" идеал полной, довлеющей субъектности, мол, будь вот таким (вы присмотритесь к этим маскулинным мачо-героям поп-кино и комиксов, это же утрированная супер-пупер-мега-субъектность); а от девочек субъектности требуют скорее только в конкретных делах, за объектность стыдят меньше, а в общем и целом формируют скорее навык переключаться между субъектностью и объектностью по внешнему сигналу и команде другого человека (а не когда это самой девочке нужно).

Потому что я ни разу еще не слышала, чтобы от мальчиков требовали больше субъектности и сильно стыдили за объектность. Я еще ни разу не слышала, чтобы эти слова употреблялись где-либо, кроме университетской аудитории, в которой идет лекция по философии, ну и в энторнетах в ходе соответствующих дискуссий.

Еще раз: субъект есть активное самосознающее начало душевной жизни, которое противопоставляет себя внешнему миру и своим собственным состояниям, рассматривая их как объект.

Таким образом субъектность - это осознание и "проживание" себя как активного самосознающего начала и далее по тексту.

Никто ее от нас не требует и не стыдит за ее отсутствие.

Я вам больше скажу - никто ее не замечает. Как господин Журден говорил прозой и не знал о том, так люди не замечают собсьвенной субъектности. Чужую же субъектность вообще невозможно заметить, она вся у другого человека в голове. Голова же, как сказано у классика, предмет темный и исследованию не подлежит.

То есть, в человеке ни поощрить, ни наказать, ни потребовать субъектности невозможно. Все это возможно только с ее ПРОЯВЛЕНИЯМИ.

Каковы же самые распространенные проявления субъектности?

Это высказывания человека, устные и письменные. Это действия человека.

Но высказывания человека могут быть обманчивыми. Человек может лгать, говорить не то, что он думает.
Действия тоже могут быть обманчивыми. Человек может выполнять чужую волю, тем самым будучи не субъектом собственного действия, а по факту - объектом чужого, его эффектором.

Поэтому на высказывание "вы присмотритесь к этим маскулинным мачо-героям поп-кино и комиксов, это же утрированная супер-пупер-мега-субъектность"

я опять-таки реагирую вот так:



Нет, ребята, чтобы я поверила, что это и есть утрированная супер-пупер-мега-субъектность, мне нужно это показать. Нпример, как минимум в одном из самых знаменитых из этих мукулистых героев, Рэмбо", я вижу отнюдь не супер-пупер-мега-субъектность, а ровно наоборот - этот несчастный парень выступает объектом буллинга и троллинга для возомнившего о себе шерифа, а потом - объектом выполнения воли правительства США в разных отдаленных странах. Мускулистость и брутальность не синоним субъектности.

Самое яркое проявление субъектности - это не маскулинность и не мачизм. Это мемуарная литература и лирческая поэзия, это высказывание от первого лица, оставляющее впечатление подлинности, аутентичности, "настоящести".

А вот теперь внимание, вопрос: какой процент этой литературы написан мужчинами и какой - женщинами? Или хотя бы мужчинами от лица женщины?

Вот, собственно говоря, и ответ на вопрос. Когда мы через литературу, СМИ, непосредственную речь рядом стоящего человека воспринимаем доносящееся до нас проживание субъектности - это чаще всего мужская субъектность.

Я не согласна с тем, что у женщин формируют "навык переключаться между субъектностью и объектностью по внешнему сигналу и команде другого человека (а не когда это самой девочке нужно)". Для того, чтобы такой навык формировать, нужно отдавать себе отчет в природе субъктности/объектности. Данунафиг, один человек из ста отчет себе в этом отдает и понимает вообще, о чем речь.

У девочек формируют совсем другой навык - не считаться с проживанием своей субъектности, игорировать его, не замечать (нет, отключить его невозможно, не разрушив личность, и переключить тоже).

Девочка говорит "я думаю..." - и слышит в ответ: да никого не интересует, что ты думаешь.
"Я хочу..." - да никого не интересует, что ты хочешь.

Одна из самых распространенных фраз, которые слышит женщина от насильника - "на самом деле ты этого хочешь". То есть, чего женщина хочет, а чего нет - не она решает.

Может ли мальчик нарваться на такое обхождение? Да сколько угодно. Воспитателям в детсаду, родителям, учителям удобней конформный, независимо от пола, ребенок, который хочет спать, когда ему скажут и ест что дают, без жалоб. Если мальчик проявляет покорность и конформность - его не стыдят, зачем? Чтобы создать себе проблемы с непокорством и неконформностью?

Тут срабатывает другая фишка - если мальчик проявляет непокорность и неконформность, на него раньше махнут рукой - "ну, это же мальчик". А девочку, скорее всего, будут доламывать.

Проявления субъектности у ребенка начинаются с высказывания простых желаний: "я хочу пить", "я хочу кушать", "я хочу в туалет", "я хочу эту игрушку". Казалось бы, у детей обоих полов одинаковые шансы услышать в ответ пресловутое "хочется - перехочется". Дело не в том, как часто ребенок сам, лично, получает отказ. Дело в другом. Помимо родителей и воспитателей, обращающихся с ребенком непосредственно, есть еще целая большая культура. И в этой куьтуре именно мужчина чаще говорит "я хочу, я добьюсь" - и добивается. Поэтому, получив отказ в каждом конкретном случае от родителей, учителей, воспитателей, мальчик видит перед собой сверкающую перспективу - образ мужчины, который хочет - и добивается своего.

Девочке культура преподносит другой образ: женщины, которая хочет, но молчит, а если высказывает просьбу - то самую скромную. И за это молчание, за скромность она волшебным образом вознаграждается - ей воздается в десять, в сто раз больше против того, чего она желала. Но только если она молчит. Высказанное желание разрушит чары. Выпрошенное в награду ожерелье окажется ледяным и растает при первых лучах солнца.

Сказки о Золушке, Матушке метелице, Аленьком Цветочке учат нас, что женская субъектность должна прятаться глубоко-глубоко.

Взяла наугад книгу для чтения в интернете - И. Ф. Гудзик для 3-го класса. Ребенок должен прочесть текст и ответить на вопросы по нему. Казалось бы, прекрасное упражнение для развития проживания субъектности. НО. Вопросы сформулированы вот так: "Что ты представил, читая стихотворение? Бывал ли ты в Карпатах? Как бы ты поступил на месте героя рассказа?"

В книге шесть текстов от первого лица - ни одного от лица девочки, женщины. Четыре текста (из сотни, в общей сложности), написанных женщинами - и все они не содержат нарратива от женского лица. Герой нравоучительного рассказа, который сначала не умеет решать задачи, а потом напрягается и научается - конечно же, мальчик. Девочка не выступает как деятель, как актор ни в одном из текстов.

А инициалы составителя учебника - И. Ф Гудзик - расшифровываются как... Ирина Филипповна! Ответственный редактор - Н. В. Заболоцкая! Редактор - О. Ю. Камышанская! Корректор - Л. В. Липницкая!

Нет, эти тетки отнюдь не планируют диверсию потив будущих поколений женщин. Они добросовестно подходят к своему заданию: научить детей читать и понимать текст. А что они мыслят этого читателя и понимателя по умолчанию мальчиком - так они выросли на тех же самых текстах, на Носове, Михалкове, Драгунском, Аверченко, где герой и нарратор был по умолчанию мальчик!

Женское проживание субъектности не "наказывают". Его тупо игнорируют. Его игнорируют сами женщины. Оно считается неважным, ненужным. Наказывать? Стыдить? Пфуй. Наказать - значит заметить, отреагировать, счесть достойным внимания. Игнорирование - значительно более действенный инструмент.

Никто не требует от мальчиков больше субъектности, окститесь. Их субъектность преподносится им как факт, как данность, неотъемлемая от них. Когда мальчик открывает учебник, написанный мадам Гудзик, он чувствует себя объектом диалога: к нему обращены вопросы, они сформулированы в мужском роде. Он чувствует себя героем повествования - рассказы и стихи говорят о нем. Даже стихи и рассказы, написанные женщинами говорят о нем:

Не смотрюсь я в зеркала,
Поважнее есть дела!
Я не красавец, не урод,
Обыкновенный парень:
Обычный нос, обычный рот,
Глаза какие? Карие…

А. Барто.

Стихотворение посвящено как раз проживанию собственной субъектности, отреагированию и рефлексрованию своего поведения. Агния Барто тоже не собирается закладывать мину под юное поколение девочек - она действует по инерции, по привычке: кем же может быть герой, проживающий свою субъектность, если не мальчиком?

Нет, от девочек не требуют "субъектности в конкретных делах" - им просто подносят как факт, что существует мужская субъектность - по определению, а женская субъектность - постольку-поскольку, в лакунах пространства, не заполненных мужчинами. "Я номерок внизу искала и наконец нашла его" - вот женская субъектность. "Мы с Тамарой ходим парой", "заяц нужен мне самой - ничего, что он хромой" - вот героиня, говорящая у Барто от первого лица. Неудачница, посмешище, жадина.

В связи с этим мы можем делать только одно, дорогие однополчанки - заполнять культурное пространство свидетельствами проживания женской субъектности. То есть, текстами, которые написаны женщинами о своих чувствах, мыслях, стремлениях и деяниях. Другого способа нет.

URL записи

@темы: Гендер, Субъектность

23:42 

Yin
11.10.2013 в 19:32
Пишет Запасной аэродромчик:

И обратно о субъектности
Паки и паки скажу, что ни дать человеку субъектность, ни отобрать ее нельзя, а можно только научить ее проживать и реагировать - или же научить ее игнорировать и пренебрегать ею.

В прошлый раз я закончила тем, что вижу своим долгом как писателя заполнять культурное пространство свидетельствами проживания женской субъектности.

И мудрая Емелюшка тут же указала мне на первую из ловушек, подстерегающую на этом пути:

Ага. Пишешь героиню от первого лица. Потом получаешь истерики "благодарных читателей" в стиле "зачем там фандопущение, бабские пиздострадания можно и без него написать" (...)
Причем, что характерно, стоит в книге появиться женщине - субьекту, все, книга становится "женской" несмотря на то, что вторым ГГ там мужчина - и тоже активно действующий. Стоит на обложке засветиться женскому имени - и "отправьте бабу на кухню", и что второй автор - вполне себе мужчина уже тоже никого не колебет.


Да, люди, привыкшие к отсутствию в информационном пространстве женской субъектности, реагируют на нее жопоболью и игнорированием. Таким образом женское высказывание уходит либо в каменную стенку, либо в пустоту. Но здесь все просто: давить, не останавливаться, и рано или поздно стенка будет пробита, а пустота заполнена.

Другая ловушка уже тоньше и паскудней. Обретая проживание субъектности, женщина начинает проговаривать свой опыт - и это нередко опыт фрустраций, отречений, отказов, угнетения - если не прямого (побои, унижения), то косвенного, опыт "непрожитой" жизни, созерцания того, как мимо тебя проносятся возможности, и эти возможности оседлывают другие, потому что у тебя семья, дети, и вообще тебе не положено, потому что ТЫЖЕЖЕНЩИНА. Эту субъектность очень грустно проживать и еще грустнее получать свидетельства ее проживания, потому что они усугубляют ощущение, что в мире вообще все плохо и беспросветно. О чем, собснно, и пишет Луче Чучхе:

luche.diary.ru/p192297573.htm

Этот нарратив быстро надоедает. Хочется чего-нибудь такого, где победительная тетка пафосно превозмогает - а это в страшном дефиците. Ведь проживание своей субъектности - это проживание подлинного опыта, а опыта победительного превозмогания у нас кот наплакал. Фальшивые же елочные игрушки видны издалека, Логос не обманешь.

Есть и вот еще какой момент. Наш подлинный опыт - это опыт бытия на вторых ролях. В центре нашего мира был поставлен мужчна - сначала наш отец, потом отец наших детей... И наш нарратив нередко скатывается в рассказ об этом мужчине. Либо он пляшет вокруг хорошего мужчины, либо он ангстится по поводу плохого. Субъектность наша как бы и существует... и как бы вынуждена постоянно цепляться за мужчину как за свое оправдание.

Что по этому поводу делать, я... не знаю. В принципе - и это субъектность, тут не должно быть "негодных" тем и самоцензуры. Когда-то сам факт, что женщина может высказываться о мужчине, о своих чувствах к нему, уже сам по себе был прорывом, прогрессом - Сафо, Луиза Лабе, Оно-но Комати, Ахматова, Ёсано Акико были революционерками. Мужской бомон кричал, топал ногами, шипел про безнравственность и "не позвалям". Но потом обнаружил, что это им лестно и дозволил.

То есть, лично я считаю, что мужчина как объект чувствования и рефлекции ничеть не хуже любого другого - природы, котика, ребенка, литературы, науки, религии. Мужчина как тема, почему нет.

Проблема в том, что в женском нарративе мужчина часто делается и темой, и ремой. То есть, высказываясь о нем, мы высказываемся в рамках его системы ценностей, и пользуемся ею, чтобы оценивать себя. Скарлетт прекрасный персонаж, один из моих любимых, но, божечки, как хочется взять и уебать ее даже не за то, что она полжизни плясала вокруг негодного мужика, но и за то, что, отплясавшись, она не придумала ничего умнее, чем кинуться к мужику "годному" и сделать центром своей жизни уже его: "Она вернет Ретта. Она знает, что вернет. Нет такого человека, которого она не могла бы завоевать, если бы хотела".

Так вот, с этим уже нужно что-то делать. Конкретно - следить за собой, за своим нарративом, за тем, чтобы объект твоего чуствования/высказывания не превращался в субъект, глазами которого ты сама на себя уже смотршь как на объект.

Третья проблема женского нарратива - ограниченность тем. Выходя в круг общечеловеческих тем, мы сталкиваемся с тысячами, миллионами мужчин, которые за века нагромоздили там овер 9000 тонн своего нарратива и не жвждут конкуренции со стороны женщин. Да что может баба серьезного сказать о военном деле? О Боге? О нас, мужиках, в конце концов? Нужна недюжинная отвага, чтобы войти в этот круг тем и отстаивать там свои позиции. Велик соблазн, который предоставляют эти ваши энторнеты: прикрыться мужским именем. Грешна, я поддавалась ему не раз. Велик и другой соблазн: забиться в круг тем привычных и сидеть там, носа не высовывать.

Есть и еще один аспект этой проблемы: кто-то должен высказываться о том, что мужчина прежить никак не может. Дадада, все эти месячные, эти роды, эти климаксы, эти окситоциновые тупки и прогестероновые истерики, все это проживание и озвучивание женской телесности. Женщины особенно яростно отказывают себе в субъектном проживании своей телесности, потому что от констатации того, что женщина - плоть, один шаг до заявления, что она - не более чем плоть, и от этой оценки женщин мужчинами так трудно было оторваться, что мы панически боимся своей плотскости в любом виде. Даже те из нас, кто не боится высказываться о "высоких материях" вроде науки, искусства или, прости Господи, политики, создают своеобразный гинекей, куда и запихивают субъектное проживание своей телесности. Это неправильно и вредно, как мне кажется, и когда стиписнительные лицемеры вроде Веллера, который одной рукой пишет откровенную порнуху, а другой требует запретить рекламу прокладок, начинают вослед еще одному стиписнительному лицемеру, Наполеону, вопиять "Есть же вещи, о которых не говорят вслух!" - нужно просто и без аффектации ответить: нет. Таких вещей нет. Мы - половина человечества, у нас есть тела, и мы хотим открыто говорить об их специфике.

Хау. Вождь Пудовая Гиря все сказала.

URL записи

@темы: Гендер, Субъектность

23:41 

Yin
09.10.2013 в 15:48
Пишет Запасной аэродромчик:

Так в чем же прокол с женской субъектностью?
Если выразить субъектность через слова - это всегда глагол в настоящем времени: "я знаю, я умею, я полагаю, я думаю, я хочу..." и т. д.

То есть, субъектность у всех женщин есть. По определению. Она есть у каждого, начиная с того возраста, когда человек сам о себе способен подумать и сказать "я". Ее не надо искать, за ней не надо гоняться, не надо даже отвлекаться от текущего занятия, чтобы ее ощутить. Я сижу за компьютером и обдумываю субъектность. Я пишу об этом, я считаю свои мысли достаточно ценными, чтобы разделить их со всеми, кто пожелает их разделить. Все эти глаголы в настоящем времени - описание переживания субъектности. Я могу описать всю гамму переживания субъектности в данный момент времени - например, я ощущаю угрызения совести по поводу того, что еще не взялась за работу, я краем глаза вижу кошку, идущую куда-то по своим делам, я слышу, как муж собирается выносить мусор и обувается в прихожей, слышу, как дочь в своей комнате смотрит сериал и догадываюсь, что это "Как я встретил вашу маму", хотя и не исключаю, что "Теория большого взрыва". Я ощущаю физический дискомфорт, связанный с неудобной позой, но не меняю позы - таким образом я стимулирую себя быстрее перестать страдать фигней в дайрях и приняться за дело. Я фиксирую, что оценка моего философствования в сети носит двоякий характер - с одной стороны, я считаю его достаточно важным, чтобы делиться им, с другой - наказываю себя физическим дискомфортом, чтобы стимулировать побыстрее приняться за "настоящую работу". Осознав нелепость такого подхода, принимаю удобную позу... Я могу так без конца продолжать.

Человека нельзя вытащить из его субъектности, как невозможно вытащить из собственного черепа - последствия того и другого будут фатальными.

И женщины переживают свою субъектность точно так же, как и мужчины - как поток желаний, стремлений, оценок, догадок, мыслей и т. д.

В чем же разница?

Во вторичной рефлексии по поводу этих переживаний.

Женщин приучают пропускать свою субъектность через сетку цензуры. Да, мужчин тоже - с детства любой человек сталкивается с тем, что "я хочу" натыкается на ограничения, как социального, так и физического плана. Но женщин приучают к более густой сетке. Например, когда я слышу, что муж обувается в прихоже, через мое сознание проносится мысль "А ведь мусор должна была вынести ты...". Когда я корю себя за то, что еще не взялась за работу - фоном звучит "да ты и полы не помыла..."

Наша субъектность - и мужчин, и женщин - нагружена интернализованными ожиданиями других. Помните "Неоконченную пьесу для механического пианино" - где герой Калягина впадает в истерику от того, что ему уже 35 лет, а он еще не великий и никогда не будет? По большому счету - на хрена ему быть великим и что в этом такого особенного? Из-за чего он бьется в истерике и бросается в воду? Разве ему и так плохо? Нет, он сыт, одет, сравнительно богат, его потребности удовлетворены. Почему же он ведет себя так, словно они фрустрированы по самое не могу? А потому что он к своей субъектности добавил ожидания других людей - родителей, общества, учителей в гимназии, авторов популяной литературы, которые пишут о великих людях, а о маленьких не пишут...

Это происходит с ним одним? Нет, со всеми. Становясь для себя "я", мы становимся для других людей "ты", примерно в том же самом возрасте. Они транслируют нам свои желания, и мы приучаемся ощущать их как свои - потому что в этом возрасте у нас со своими во многом туманно. При этом нас поощряют, если мы следуем чужим желаниям и нередко наказывают, если не следуем. Некоторые в интернализации чужих желаний продвигаются до анекдотической стадии "Мама, я замерз? - Нет, ты проголодался". Большинство останавливается на том, что усваивает некие моральные нормы, правила общежития и т. д. Некоторые идут совсем далеко и выстраивают себе сложные этические системы с привлечением религий и философий.

Напомню: каждый человек, если он в здравом уме, переживает свою субъектность. И каждый человек ее приучается цензурировать, подстраиваясь под ожидания окружающих. Точно так же каждый человек стремится распространить ее вовне, трансцендируя в окружающих. "Я хочу, чтобы ты сделал то и это". Дальше возможны варианты - контрагент отвечает: "А чего мне за это будет?", заключается сделка. Или контрагент отвечает "Нет, у меня другие планы" - хопа, трансцендирование своей субъектности в него пошло прахом. Или контрагент безропотно делает что ты скажешь - он стал объектом твоего желания, его эффектором, ты его успешно объектифицировал.

Если у человека сильно прокачано ощущение субъектности, твои шансы объектифицировать его довольно низки: он будет делать что ты хочешь только при условии, если он хочет того же самого. Мы оба хотим яблок, при этом каждый в отдельности не дотягивается до нужной ветки. Тогда более сильный и тяжелый подставляет плечи более легкому, тот влезает на яблоню, сбрасывает яблоки вниз, цель достигнута - мы поели яблок.

Если у человека плохо прокачано ощущение субъектности, то для начала он не понимает, что у других людей оно тоже имеется, и что у них есть свои, отдельные желания и стремления. Например, в его картину мира не укладывается, что вон тот дылда тоже может хотеть яблок и есть смысл с ним об этом поговорить. В его голове и яблоки, и дылда - объекты, а дылда - средство достижения яблок. Нужно дылду обмануть или заставить, чтобы он взял тебя на плечи и ты поел яблок.

Все, началась объективизация. Проистекает она из плохой рефлексии на тему своей субъектности. Плохая рефлексия же - продукт либо органического поражения головного мозга, либо воспитания, в рамках которого рефлексия не поощрялась, ее проявления наказывались, обратная связь была отрицательной.

К ОБЪЕКТИФИКАЦИИ ДРУГИХ СКЛОННЫ В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ ТЕ, КТО ПРИУЧЕН ИГНОРИРОВАТЬ СВОЮ СУБЪЕКТНОСТЬ.

Избавиться от субъектности, напомним, нельзя.

Но можно успешно приучиться ее обесценивать.

И вот к этому женщин приучают с пеленок. У общества есть четкий шаблон "правильных" желаний для девочки - она должна не просто быть красивой, акуратной, приветливой, доброжелательной, вовремя выйти замуж, родить детей, и быть по этому поводу счастливой - она всего этого должна ХОТЕТЬ.

Общество наказывает за несоответствие этим желаниям. Если кто помнит волну злобных комментов к видео "Праздника не дали" - девочка семи лет, рыдая и периодически срываясь на крик, расказывает, как ей испортили Первое сентября, взрослые люди в комментах пишут: вот она, будущая стерва. Как она смеет рыдать и выглядеть некрасиво, ОНАЖЕДЕВОЧКА.

Вот в чем сложность: будучи женщиной и рефлексируя свою субъектность, я все время сталкиваюсь с вопросом - а мое ли это желание - или оно было навязано мне? А от меня ли исходит внутренний запрет на исполнение этого желания - или он был в меня вбит вместе с ТЫЖЕДЕВОЧКОЙ?

Более-менее я могу доверять себе там, где речь идет о физическом комфорте. Да, средние каблуки, брюки, куртки и сумки со многими карманами - это мое, потому что я точно знаю, где "мне удобно". Несколько сложнее с "мне красиво". И полный пиздец с "мне доставляет сексуально" - в частности, потому что на это навешена гирлянда нраственных запретов, заставляющих выбирать между "мне доставляет сексуально" и "мне спокойно на душе". И да, этот выбор я тоже переживаю субъектно.

(Но я не могу отделаться от ощущения, что будь я мужчиной, мне бы тупо не пришлось его переживать, я бы просто скопила денег, пошла к профессионалке и выяснила, это ли нужно тигру).

В этом проблема с переживанием субъектности женщиной - заглянув в себя, мы обнаруживаем там не только себя, но и толпу незваных гостей, большинство из которых хуже татарина. Старикашка Фрейд считал, что у женщин Эго не развито, потому что женщина в силу биологии - это сплошное Id. Я скажу ему свое решительное фе и присоединюсь к Карен Хорни, считающей, что дело обстоит ровно наоборот: женское Эго подавлено с детства переразвитым Суперэго. В Id мы частенько убегаем, спасаясь от толпы регулировщиков в голове - но проблема в том, что в качестве Id жить нельзя, оставаясь хомо, блеать, сапиенсом.

Остается одно - самой брать в руки жезл регулировщика своих желаний и стремлений.

Для начала - прекратить их обесценивать.

Почему я расхожусь с радикальными феминистками по земельному вопросу? Если проиллюстрировать их точку зрения примером про яблоки, получится следующее - "Яблоки - фикция. На самом деле их придумали коротышки, чтобы залезть нам, высоким на плечи. Это их главная цель, и пока мы не поймем, что яблок не существует, пока не перестанем их хотеть, мы не избавимся от коротышек, сидящих на наших плечах!"

А поскольку вкус яблок мне прекрасно знаком - да, материнство приносило мне удовольствие, я люблю детей, и иногда мне даже нравится сам процесс - я говорю радфему: да пошли вы. Я хочу яблок. Не потому что мне это внушили, а потому что я распробовала их вкус и нашла его замечательным. Яблоки существуют - конечно, если твой партнер-коротышка сжирает все их сам, он не существуют ДЛЯ ТЕБЯ. Но в этом случае имеет смысл отрицать не яблоки, а партнера. И в конце концов, двое длинных могут точно так же собирать их, как длинный и коротышка. Тут главное не дать себе забыть, что конечная цель - яблоки и получение удовольствия от них. Проблема в том, что нам внушают выученную беспомощность в деле добычи яблок и мысль о том, что держать на плечах коротышек - это наше природное предназначение.

Но если разобрать луковицу до конца, то нравится нам не природное предназначение и не коротышки на плечах, а вкус яблок. И наша цель - добиться честного распределения яблок, либо в сделке с коротышками, либо в совместном их добывании.

И кстати, если дылде не нравится вкус яблок, а нравится вкус школада - это не делает его неполноценным дылдой. Т. е. с точки зрения коротышки он, конечно, неполноценен - его не растащишь на сбор яблок. Но дылда с хорошо прокачанной субъектностью на точку зрения коротышки плевать хотел. Чего я всем и желаю.

URL записи

@темы: Гендер, Субъектность

21:07 

airsword
Yin - это тоже я.
27.06.2012 в 21:44
Пишет Clair Argentis:

Секс.
(с) [info]stelazin

Как устроен секс у человека? Выглядит все просто, но устроено все достаточно затейливо.
Отличается ли мозг мужчина от мозга женщины? Да не особенно.
Существует огромный и постоянно растущий массив гендерных штудий. Тема популярная, востребованная и остро скандализованная. И все это - бесконечный тяни-толкай между феминистками и сексистами. Это спор политический, религиозный, философский, мировоззренческий, но не научный. К объективной действительности отношения не имеет.
Все различия это половой диморфизм, на мозг они не распространяются. Не существует никакой нейробиологически заложенной женской природы, равно как и мужской.
Нет, женщины не чувствуют тоньше. Нет, мужчины не думают лучше. Нет, женщины не умнее. Нет, мужчины не умнее. Нет, женщины не ориентированы на отношения. Нет, мужчины не ориентированы на достижения. Не существует гендерных различий в математических способностях. Не существует гендерных различий в креативности. Нет, мужчины не лучше оперируют объектами. Нет, женщины не лучше ориентируются в пространстве. Нет никакой латерализации мозга. Нет, не мультизадачная. Нет, не целеориентированный. Все видят одинаково. Слышат одинаково. Запахи различают одинаково. Болевая чувствительность одинаковая. Нет, не доминирующий. Нет, не подчиняющаяся. Нет, не хранительница. Нет, не добытчик. Нет, не с Марса. Нет, не с Венеры.
Нет, мы не равны и не равноправны. Люди вообще не равны между собой, и никогда не будут, но к гениталиям это никакого отношения не имеет.
Мужчины и женщины - не удаленные берега и не Инь/Ян. Это единое диффузное облако с двумя статистическими пиками.
При этом люди склонны расценивать свой личный опыт, свои мысли и переживания и свое субъективное Я как достоверную и объективную реальность. В этом смысле гендерные различия несомненно существуют, - они есть в психической реальности, они воспринимаются как объективные, а поскольку иной реальности не существует, то можно сказать, что гендерные различия ощутимы и значительны. И это повод для гимнастики языка.
Каждое утверждение можно подробно и доказательно развернуть, но очередной бессмысленный религиозный диспут находится вне сферы наших текущих рассмотрений, поэтому поверьте на слово. Ну, или не верьте. На выбор.

Мы различаемся потрохами, мы не различаемся мозгами.
Вернее сказать, почти не различаемся. Существуют зоны мозга, которые зависят от половой принадлежности, но эти sexually dimorphic nucleus относятся к отделам контроля за соматикой, - эндокринные железы, репродуктивная система, половая функция. Расположены они в гипоталамусе,- это самое дно мозга, это гораздо глубже психики.
Много интересного текста


URL записи

@темы: гендер, сценарии

17:03 

Yin
26.06.2012 в 08:40
Пишет Janosh Falk:

На лекции, не так давно, была озвучена очень интересная для меня мысль:
Любое верование, убеждение, сценарий это родительская программа, передающаяся через поколения.
Причем, она иногда может быть очень сильно завуалирована, (к примеру родители коммунистической закалки могу запросто передать ребенку сценарий который подтолкнет его к христианству, к примеру, потому что внешние атрибуты все равно если и изменят сценарий, то незначительно) почти до неузнаваемости, но работает мощно.
И чем дальше к прошлым поколениям, тем больше вероятности, что эта программа в какой-то момент была правильной и работала на его носителя и на род, возможно даже спасала, но со временем любая программа устаревает, потому, что человечество не стоит на месте.
Грубо говоря, программное обеспечение уже не подходит к новым формам железа и софта.
И вот тогда начинаются проблемы. Когда человек уже не подходит к родовой программе. Не вписывается в нее.
И ему нужен апгрейд, а сделать его очень страшно, потому что есть ощущение, что именно эта программа и связывает с родом, и нарушить ее значит предать род. И это все, до кучи, еще и бессознательно происходит. Т.е. на уровне сознательного понимания этих процессов не выводится вообще. Причем, даже в случае "бунта против рода", человек может все равно остаться внутри программы, и уничтожать себя, наказывая за "непослушание".


К примеру, патриархальная программа и различные ее вариации, уже не подходили тем кто родился в 70-80-е, и необходимость следовать им могла либо ухудшать качество жизни либо сокращать ее срок, особенно если она была приправлена и дополнена теми, кто выжил в войну. А тех кто родился в 90-е и 0-е она замучает тяжелейшими аллергиями, куда более серьезными проблемами со здоровьем и.т.д. (не всех, конечно, но очень многих). Потому, что время этой программы уходит.

И еще интереснейшая мысль, что агендерность, смена гендера, гендерная дисфория любых форм, от краевых до ядерных, различные гендерные игры, это защита от негативного воздействия программы.

К примеру, в роду у биологической девочки очень сильна женская программа (особенно если в семье во время войны погибло много мужчин и передача в основном шла в основном через женщин) которая уже маму этой девочки сделала несчастной, а девочку и вовсе укокошит...а программа имеет четкое указание какой у девочки в этом роду должна быть жизнь. И вот если ты в структуре, то либо выполняй программу, мучайся, но выполняй, либо вообще умри, потому что без решения осознать свою индивидуальность и выбрать другой путь, нарушение родовой программы может быть если не фатальным, то очень проблемным.
И тогда бессознательное, которое все таки заточено на выживание, выбирает вариант, в котором программу можно обмануть. Можно сойти со своего места в структуре, взять мужской гендер (а в патриархальной структуре так заведено, что только мужчина может отменять или принимать какие-то правила) и из него разрешить себе жить. (С цисгендерными мужчинами происходит другая история, не менее интересная. У них уход из мужского гендера в женский, связан с тем, что программа рода может говорить раз ты мужчина - пойди и умри)

Т.е. жизнь в мужском гендере, или в бигендерном состоянии (т.е. "я чуть-чуть девочка пока не приложило, а как приложило - программой, как правило, так я сразу мужик, все разрулю и все будет ок") или вообще в агендерном из серии "Я вообще в эти ваши игры не играю, я не то и не другое, а значит ваши программы и правила меня не касаются", оказывается по соотношению издержек и профитов более безопасной и выгодной, чем цис-гендерное существование.

А уж если из этого гендера удается переписать программу под себя и вообще отказаться от прописанный семьей мужских и женских ролей, прописав свою собственную модель поведения, то вообще это может человеку и жизнь спасти и ее качество в разы улучшить.


Т.е. выход из биологического гендера в агендерность, бигендерность или противоположный гендер (и неважно при этом насколько для окружающих он выглядит соответствующе) , может означать то, что существование в цис-гендере для этого конкретного человека может быть черевато очень серьезными последствиями, и поэтому он спасает себя как может. Отсюда, такой буйный рост различных форм трансгендерности в последнее время.


Это лишь теория, но теория, на мой взгляд, интересная.

URL записи

@темы: Сценарии, Идеи о людях, Гендер

16:14 

Yin
25.03.2010 в 22:49
Пишет illegal_goddess:

Смутно еще раз про женских персонажей, гет и слэш.
Такое впечатление, что роль женского персонажа многими воспринимается более ограниченной с точки зрения возможностей.
Т.е. "Я могу написать слэш, в котором мужской персонаж будет альфа самцом, или нежным, мягким и чувствительным "уке", или хитроумным трикстером, или тупым бандитом, или безумным ученым, или страстным любовником. Мой мужской персонаж может быть другом, лидером, слугой, сообщником, партнером, революционером, сексуальным рабом, циничным юзером или трогательным объектом кавайной любви. Он может сражаться, грабить, лечить, готовить еду и греть тапочки у камина. Он может делать даже то, чему противоречит его физиология. Он может быть чем угодно и кем угодно. А вот если я напишу гет, то мой женский персонаж сможет быть только таким или таким, и более никаким." "Я" здесь фигура речи, если что.
Речь не идет, разумеется, о противопоставлении инсайдерского слэша цивильному публикуемому гету, где причины внешние.

И еще раз не менее смутное на ту же тему. Сцылко на англоязычный источник утрачено, но мысль не моя. Кратко она выглядит так: слэш как стремление к андрогинности и неприятие гета как отражение неприятия бинарной гендерной модели.
Иными словами, слэшер такого типа на самом деле не хочет ни имитировать гет с помощью условной схемы м-м, ни наблюдать\описывать отношения двух мужчин (хотя последнее часто является аргументом "за" у других типов слэшеров). Он хочет схему романтических\сексуальных отношений двух людей, которая не определена их гендерной идентичностью, при этом в обоих партнерах присутствуют психологические элементы и того, и другого гендера, или же оба находятся как бы между гендерами, в любом случае сами персонажи, даже если они об этом не "говорят", тоже не имеют четко выраженного самоопределения через гендер или не придают этому значения. По той же причине подобного типа слэшер не заинтересован в "классическом" гомосексуализме и транссексуализме (который завязан на гендерной (само)идентификации). Гет в данном случае воспринимается как возвращение к жесткой модели с двумя полюсами.
Любопытно.

URL записи

@темы: Гендер

Психология на каждый день

главная